Translate

воскресенье, 6 декабря 2015 г.

Trip № 14 "Догонялки с прошлым в Париже."

Париж, мы так долго не виделись, иногда так боязно вернуться в места которые ты любил, новые вывески и магазины стирают следы воспоминаний, но на самом деле просто меняемся мы и два раза одинаково увидеть одно и тоже не получается. Мой самолет поднимался в еще суровое весеннее небо, прошлое неутолимо тянуло за нитки ностальгии, в Москве построили новый визовый центр, и привычного получения визы в тот же день уже ждать не приходилось. Меня ждала моя Катя, она сменила город невест Иваново на постоянное место жительства в Москве, вышла замуж и оставила свою модельную карьеру позади, было удивительно сидеть дома, не в модельных апартаментах, и все так же болтать без остановки.
Новым в Москве еще было то, что меня ждала работа, русский Vogue c Данилом Головкиным, снимали в Барвиха Вилладж, стилист и визажист мне показались очень заносчивыми и первый опыт в России оставил неприятный осадок. В тот момент только начинала свою карьеру Николь Демешик и ее фото служили для меня глотком чистого вдохновения, снимали тест, в ее квартире, все на одном дыхании.


Визу ждать пришлось целую неделю, вечерами мы вели политические дебаты с мужем Кати, Димой, днем смотрели новые фильмы. 
И вот, еще блестящий от новизны, аэропорт экспресс вез меня на встречу с прошлой собой. 
Париж разбудил меня чириканьем птиц под окном старого особняка, моя комната была на самом верху, под крышей, и солнце яркими лучами плясало по вековому паркету. 
Ох уж эти первые походы в агентства, перемерив кучу нарядов я остановилась на небесно голубом платье по фигуре и по скрипящей деревянной лестнице поспешила к выходу. Только этот город заставляет мое сердце биться в определенном ритме, оно как будто замедляется что бы прочувствовать каждый момент. 
Вот усатый француз купил свежеиспеченный багет к завтраку, через пару шагов меня окутал аромат из цветочной лавки, в газетном киоске продавец в черном берете раскладывал свежую прессу на прилавке, и сливаясь со смешащей толпой я спустилась в метро.



Офис IMG тоже для меня стал другим, уже более 5 лет я работала в этом агентстве, пока я   колесила по другим странам меня перевели из девелопмент в основной состав, букер Малика встретила меня крепкими объятиями, и выдала список кастингов, на следующий день меня ждала работа для журнала Мадам Фигаро. 
Съемки проходили в загородном поместье, было очень солнечно и команда была великолепна. Листая журнал во время работы парикмахера с огромным удивлением обнаружила свое фото, самый первый эдиториал в жизни, только он был использован как компания для косметической фирмы Phyto. 








Еще не успев привыкнуть к Парижским будням мне сново пришлось собираться в путь, Греция забукировала меня на две работы, Vogue с лучшим в той местности фотографом и какой то незначительный журнал. Как бы это удивительно не было, мое прошлое ожидало меня и в Афинах, открыла дверь мне в апартаментах моя дорогая Дианка, именно та, с которой мы долгое время жили вместе в Отеле Du Monde. Рано утром нужно было выезжать на локацию, зоопарк, и самым опасным для моей нервной системы в этом царстве животных был фотограф Костас, он орал так, что львы прятались в своих искусственных домиках поджав хвосты. Начиналось все с кадров с жирафом, мне нужно было позировать на фоне огромной головы, ну а за кадром голова конечно же ела приманку, потом была сова с таким большииим клювом, как казалось моим глазам. Зебры, загон с зебрами, навоз зебр и я в гучи-прада грациозно корячусь в нем, стадо носится у меня за спиной, постоянно пытаясь пробежать по мне всей дружной командой, тут Костас и показал силу голосовых связок приведя этим уже и без того запуганных зебр в состояние близкое к панике. Периодически, к сожалению будучи лишь человеком, я побаивалась стада полосатых у себя за спиной и фотограф решил подбодрить меня диким криком «Doooo nooot looooook afraaaaaaaaiiid», изверг из себя он, стоя за изгородью загона. Благо после этих конвульсий, меня в кадре ждали лишь кролик и печальная лужа. 
На следующий день с этим же сильным мира сего, была студийная съемка, с мальчиком-щетиной, он был побрит весь, от пяток до макушки, и нам нужно было плотно соприкасаться друг-другом, мы были намазаны оливковым маслом, душ после съемки я принимала очень долго. 
Выдалось свободное воскресение и мы с Дианой гуляли по весенним Афинам, город с неторопливым течением жизни, даже бездомные собаки от лени похожи на маленькие бочонки, сами греки любят поговорить и понежиться на солнышке. Акрополь очень понравился, мощно передает дух времени и былого величия.
В Париж было возвращаться грустно, крепко обняв Дианка мы расстались и не виделись по сей день.




Особняк неприветливо смотрел темными окнами, все соседки спали по своим комнатам. Мир уже стал новым, никто не общался, сухое привет и пару слов на общей кухне, а потом с головой в ноутбук за закрытыми дверями. Шестнадцатилетняя Американка с вечно натянутой улыбкой меня напрягала именно тем, что всегда улыбалась, просто всегда, папа у нее работает в Диснейленде электриком, а сама она из ЛА, у меня не получалось с ней говорить, потому что она была как ходячий сериал, иногда казалось что у нее в голове сидит трибуна которой показывают таблички с реакцией, типа «Wooow» «Happy» «Sad face», и все это мультяшно наигранно, максимальное время общения для меня было 10 минут.
Вот так, знакомый каждым закоулком Париж, вроде такой родной стал немного чужой, потому что я уже была не семнадцатилетней Мариной, и все кто были со мной тогда, оставили моделинг, а я все еще шла по дорожке, но уже одиноко.

Поездка получилась очень рабочей, без каких то ярких эмоций и в Милан я летела с ожиданием чего то интересного, а что получилось из этого, будет уже новой главой дневника.











Комментариев нет:

Отправить комментарий